ill nino (lojso) wrote in dspa,
ill nino
lojso
dspa

Category:

Будьте сильными товарищи!



9 мая вместе с четырьмя другими курдскими политическими заключенными в тегеранской тюрьме Эвин был тайно казнен Фарзад Камангар, член Профсоюза учителей Курдистана. Ему было 35 лет.


«Будьте сильными, товарищи». Последнее письмо Фарзада Камангара

Жила-была рыба, которая наметала десять тысяч икринок. Выжила только одна черная рыбка. Она живет в реке вместе с мамой.

Однажды маленькая рыбка сказала маме: «Я хочу уплыть отсюда». Мама спросила: «Куда?» Рыбка ответила: «Я хочу увидеть место, где кончается река».[1]

Здравствуйте, товарищи по камере. Здравствуйте, товарищи по боли!

Я хорошо вас знаю: вы учителя, соседи звезд Хаварана[2], одноклассники тех, чьи школьные сочинения подшили к их уголовным делам, учителя тех, чьим преступлением были человечные мысли. Я хорошо вас знаю: вы соратники Самада и Али Хана. Вы ведь тоже меня помните?

Это я, заключенный в тюрьму Эвин.

Это я, тихий школьник, сидящий за сломанной партой в глухой деревне в Курдистане и мечтающий о том, чтобы увидеть море. Это я, как и вы, читавший истории Самада своим ученикам, в сердце гор Шаху [в Курдистане].

Это я, с радостью повторивший судьбу маленькой черной рыбки.

Это я, ваш товарищ, ожидающий казни.

Сейчас за ней долины и горы, реку окружает широкое поле. Слева и справа в нее впадают другие реки, и воды в ней теперь больше. Маленькой рыбке нравилось, что воды так много… ей хотелось заплыть на дно реки. Она могла плыть, сколько хотела, и ни с чем не сталкиваться.

Вдруг она заметила большую группу рыб. Их было десять тысяч, и одна из них сказала маленькой черной рыбке: «Товарищ наш, добро пожаловать в море!»

Мои соратники, заключенные в тюрьму! Можно ли сидеть за тем же столом, что и Самад, смотреть в глаза детям этой земли и – продолжать молчать?

Можно ли быть учителем и не показать путь к морю маленьким рыбкам этой страны? Какая разница, из Аракса они, Каруна, Сирвана или Сарбаз-Руд[3]? Какая разница, если море – наша общая судьба, судьба быть едиными? Солнце – наш проводник. И хорошо, пусть наградой будет тюрьма!

Можно ли нести тяжкое бремя учительства, быть ответственным за то, чтобы сеять знания, и продолжать молчать? Можно ли видеть торчащие кадыки учеников, их худые, голодные лица, и – молчать?

Можно ли в годину несправедливости не учить «Н» – надежде и «Р» – равенству, даже если это ведет в тюрьму Эвин или на смерть?

Я не могу представить себе, как можно быть учителем на земле Самада, Хана Али и Эззати, и не влиться в вечность Аракса.[4] Не могу представить себе, как можно видеть бедность и боль жителей этой земли и не отдать свои сердца реке и морю, не кричать, не выйти из берегов.

Я знаю, что однажды эта суровая и неровная дорога будет проложена для учителей, страдания, которые вы перенесли, станут почетным знаком, по которому каждый сможет увидеть, что учитель – это учитель, даже если на его или ее пути стоят выбраковка[5], тюрьма и казнь. Маленькая черная рыбка, а не цапля воздает честь учителю.

Маленькая рыбка спокойно плавала в море и думала: «встретить смерть для меня не трудно, и жалеть я не буду».

Вдруг налетела цапля и схватила маленькую рыбку.

…Рыба-бабушка закончила свою историю и сказала двенадцати тысячам своих детей и внуков, что пора спать. 11,999 из них ответили «спокойной ночи» и ушли спать. Заснула и сама рыба-бабушка. Одна маленькая красная рыбка не могла заснуть. Эта рыбка глубоко задумалась.




Учитель, ожидающий казни
Тюрьма Эфин
Фарзад Камангар
Апрель 2010

перевод с английского Ильи Матвеева



[1] «Маленькая черная рыбка» – название детской книги, написанной в 1967 году учителем-диссидентом Самадом Берангхи. Книга была запрещена в период правления шаха. Она рассказывает о приключениях маленькой рыбки, которая, несмотря на осуждение других рыб, отправилась в путешествие к морю.

[2] Хаваран – кладбище на востоке Тегерана, где в 1980х гг. были казнены и похоронены в безымянных братских могилах многие противники режима.

[3] Аракс – река на северо-западе Ирана, на границе с Азейрбаджаном. Карун – река на юго-западе Ирана, в Кузестане. Сирван – река в Курдистане. Сарбаз-Руд – река в Систане и Белуджистане.

[4] Аракс – река на северо-западе Ирана, на границе с Азейрбаджаном. Самад Беранги утонул в этой реке летом 1968 года. Некоторые считают обстоятельства его смерти подозрительными и обвиняют в ней режим шаха.


[5] Выбраковка («гозинеш») – отбор учителей и других госслужащих в зависимости от их идеологических, политических и религиозных взглядов.

http://vpered.org.ru/index.php?id=529&category=4#fa2


Фарзад был обвинен в "создании угрозы национальной безопасности" и "выступлении против Господа". Смертный приговор ему был вынесен в феврале 2008 года в результате суда, продолжавшегося менее 5 (пяти!) минут. Все это время в тюрьме он подвергался пыткам и психологическому давлению и унижениям.



http://vpered.org.ru/index.php?id=527&category=4

Репост с:
http://rudin.livejournal.com/108842.html?mode=reply
Tags: полицейский террор, рабочее движение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment