June 10th, 2009

Пленэр в поддержку Лоскутова в Москве

Сегодня на Славянской площади в Москве в рамках Дня единых действий прошел пленэр-пикет в поддержку художника Артема Лоскутова. Порядка 60 человек художников, журналистов, активистов и сочувствующих пришли на пленэр в знак солидарности с Артемом и голодающими художниками в Питере.





Collapse )
Collapse )
userpic
  • lojso

Ура!

Итак, суд изменил меру пресечения Артему Лоскутову. Сегодня его должны отпустить под подписку о невыезде.
lacenaire

(no subject)

Иногда лучше молчать, чем говорить
bakunista.nadir.org
Автор: Михаил Цовма

 Дмитрий Бученков. Анархисты в России в конце ХХ века. М., URSS/«Либроком», 2009.

Анархистам на пост-советском пространстве как-то не везет с историографией (или с историографами?). Хотя анархистское движение, возродившееся в СССР во второй половине восьмидесятых, представляло собой интересный феномен в рамках неформального движения и антитоталитарной оппозиции эпохи перестройки, а затем, пережив серию кризисов, оформилось в нынешнюю сеть небольших групп, принимающих участие в различных социальных инициативах «снизу», специальные исследования о нем если и существуют, то в основном в виде дипломов или диссертаций, которые не попадают затем на прилавки книжных магазинов. Исключениями из этого правила в свое время стали, мягко говоря, противоречивое исследование Александра Тарасова (глава о леворадикалах в справочнике «Левые в России: от умеренных до экстремистов». М., 1997 ; тема была «продолжена» в его книге «Революция не всерьез». М., 2005), а также книга Александра Шубина о неформалах эпохи перестройки («Преданная демократия: СССР и неформалы». М., 2006), в которой много внимания уделено московской «Общине» и другим объединениям, стоявшим у истоков анархического движения, но которая явно не исчерпывает темы. Недавно вышедшая книга кандидата политических наук и активиста «Автономного действия» Дмитрия Бученкова, несмотря на заверения издателей о том, что «читателю... повезло... в его руках - уникальное исследование, единственное в своем роде», оказалась в определенном смысле даже слабее, чем необъективная, а местами фальсификаторская книжка Тарасова.