July 1st, 2009

woody_tel

(no subject)

Товарищ Витамин
bakunista.nadir.org
Автор: Mala Vida

 Я планировал написать о нем еще месяц назад, к очередному дню рождения, но вовремя так и не закончил, хотя об этом дне никогда не забываю. Колонка была написана в общих чертах, но чего-то не хватало. Сейчас я все же сел и дописал ее, тем более, что то, о чем хотелось сказать, связано в значительной мере с его отсутствием в пространстве сознания, нежели с возникновением и пристуствием.
1 июля – день смерти Михаила Бакунина, «архетипического» бунтаря и одной из самых замечательных исторических личностей. О нем и поговорим.
Очень хорошо о нашем герое сказал французский поэт Лео Ферре (помимо всего прочего пропевший и очень бакунинское по сути «Спасибо, Сатана!») – «этот товарищ Витамин...» Товарищу Витамину через пять лет стукнет двести лет. Но иногда сведения о возрасте кажутся какой-то чудовищной ошибкой.
Сказать по чести, о нем пишут непростительно мало, да и из написанного много ложного, путаного, лишенного ценности и глубины. Его собственный вклад в то, что до сих пор имеет значение, очень цепко ухватил Вальтер Беньямин: «После Бакунина в Европе не было столь радикального понимания свободы....». Что же он написал такого о свободе? «Свобода неделима: нельзя урезать часть ее, не убивая целого». Просто как все гениальное.
Это в Европе, где традиция мыслить все же укоренилась глубже, а времени на спокойное размышление больше чем у нас, в постоянно сотрясаемой поступью очередной тирании «Великой России» и на пустынных, покрытых песками Тщеты «пост-советских пространствах», где если что-то и укоренилось, то кажется в основном анчары и саксаулы. Хотя были и немного другие времена, когда без риска показаться нелепым Бердяев писал: «Россия – самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире… Все подлинно русские, национальные наши писатели, мыслители, публицисты, - все были безгосударственниками, своеобразными анархистами. Анархизм – явление русского духа». Оставляя чрезмерную любовь к нации и родине на совести автора, тем не менее во многом согласимся с его посылкой.